E-level vampire
Ебал я ваш канон
06.08.2016 в 14:16
Пишет fandom Marvel 2016:

fandom Marvel 2016: миди G-PG13, пост 3/6


FANDOM MARVEL 2016: МИДИ G-PG13


// скачать все миди: .doc, .pdf, .fb2, .epub


Название: проект Избавление
Автор: fandom Marvel 2016
Бета: fandom Marvel 2016
Размер: миди, 4195 слов
Пейринг/Персонажи: Стив Роджерс/Тони Старк
Категория: слэш
Жанр: романс, юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Тони Старку никогда не нравилась эта... особенность физиологии. Но десять лет проблема была неактуальна, и Тони почти про нее забыл.
Примечание/Предупреждения: Hanahaki Byou AU - мир, где люди, страдающие от неразделенной любви, кашляют лепестками цветов
Канон: MCU, Мстители
Для голосования: #. fandom Marvel 2016 - "проект Избавление"

Тони закрывает глаза и как будто слышит тихий хлопок закрывающейся крышки багажника, потом два хлопка, почти одновременно, дверей и шорох шин по асфальту.

На самом деле он этого, конечно же, не слышит, не может слышать. Он на последнем этаже башни, а машина, увозящая Пеппер, невозможно далеко внизу.

Тони подцепляет пальцами бледно-розовый лепесток со столешницы и хмурится. В груди давит, а в горле неприятно жжет. Подавить подступающий кашель — плохое решение, уж про это Тони знает наверняка. Но до последнего сдерживается, не позволяет себе ни вдохнуть, ни выдохнуть. Он жалеет, что не засекает время — может быть, шел на рекорд, — когда резь в легких побеждает. Когда из горла вместе с надсадным кашлем вырываются бледно-розовые лепестки.

Вот же шуточка мироздания.

— Сэр, мисс Поттс просит напомнить вам, что завтра у вас пресс-конференция, машина за вами прибудет к десяти часам, — сообщает Джарвис.

— Я помню, — отмахивается Тони, хотя на самом деле ни черта не помнит.

— Сэр? Какие-то проблемы?

— Все отлично, — Тони резко встает, игнорируя тут же взметнувшиеся вверх лепестки. — Джарвис, мне нужны все наработки по проекту Избавление. Также проверь, нет ли информации, что кто-то еще работает в этой области.

— Осмелюсь заметить, сэр, в данный момент эта задача не приоритетна, директор Фьюри ждет от вас отчета по проверке систем безопасности…

— Ты меня слышал, Джарвис. Проект Избавление, — перебивает Тони и вжимает кнопку лифта.

— Как скажете, сэр.

Тони трет виски пальцами и пытается вспомнить, на чем остановился, когда последний раз занимался этим проектом. Если его не подводит память, то прошло лет десять, не меньше.

Лет десять, как проблема стала неактуальна. Лет десять, как Тони Старк не влюблялся. И как последний кретин не харкал лепестками.

Самое неприятное, что он вдруг вздумал закашляться при Пеппер. Хотя кого он обманывает, первые признаки появились раньше. Еще когда он открыл глаза от рева Халка на Нью-Йоркской улице. Но тогда он смог незаметно избавиться от нескольких лепестков, так удачно осевших на железной перчатке, которой он прикрыл рот при кашле. И по-хорошему надо было сразу запираться в лаборатории и не выходить из нее пока чертово лекарство не будет наконец готово. Но Тони никогда не искал простых путей. Ему слишком хотелось отдохнуть, хотелось напиться вдрызг и совсем не хотелось думать.

В итоге все закончилось тем, что он выдохнул несколько бледных лепестков перед девушкой, которой признавался в любви.

Но нужно отдать должное Пеппер, она не задала ни единого вопроса, не закатила сцену. Спокойно констатировала то, что и так было понятно — Тони влюблен. Не в нее и безответно.

Так же спокойно она собрала самые нужные вещи и попросила Джарвиса вызвать такси. Тони не сомневается, остальные свои вещи она тоже заберет совершенно спокойно. Да и работать они продолжат как ни в чем не бывало. За это он всегда и выделял Пеппер.

— Джарвис, мне не нравится, как ты притих, — Тони разминает плечи и выводит на экран все свои старые наработки. — Неужели никто этим не занимается? Прибыльное же дело будет.

— Очень много информации, сэр, мне потребуется время. То, что в свободном доступе — бесполезно. Взламывать засекреченные данные?

— Нет, мне хватит информации из гугла. Джарвис, не задавай глупых вопрос, взламывать, конечно, — Тони снова кашляет и кривится, смотря на лепестки на ладони.

— Сэр, а вы не думали бороться не с симптомами, а с первопричиной? — без капли деликатности уточняет Джарвис.

— Предпочитаю сделать вид, что не слышал этого вопроса. Работай, Джарвис.

***

Пробный вариант лекарства готов к семи утра. Тони не уверен ни в результате, ни тем более в побочных эффектах. Но он без раздумий вводит препарат в вену. В конце концов он его точно не убьет.

— Сэр? — окликает Джарвис, и не получив ответа спрашивает, — Сэр, а вы не думали обратиться к биохимикам? Это все же не ваш профиль.

— Чтобы на весь мир разошелся слух, что Тони Старк пытается скрыть, что ему разбили сердце? Нет, уж, — Тони закрывает глаза и прислушивается к себе. Почти сразу у него наглухо закладывает нос, но на том вроде все и заканчивается.

Тони для пробы кашляет — и ничего, ни одного чертова лепестка.

— Кажется, меня можно поздравить с победой, — улыбается Тони.

— У вас температура, сэр. Уже поднялась до ста и четырех десятых, — сообщает Джарвис. — Я бы рекомендовал жаропонижающее.

Тони морщится, но все же тянется за нужной ампулой и делает себе еще один укол.

— Джарвис, как думаешь, если я вырублюсь на пресс-конференции, Фьюри оставит меня в покое хотя бы на неделю?

— Сэр?..

— Забудь, сам знаю, что нет. Через сколько там будет машина? Через три часа? Давай сюда материалы Щ.И.Т.а, посмотрим, что они смогли придумать.

Температура немного спадает, но мозги отказываются работать нормально, и это Тони бесит. Он совершенно бестолково проводит три часа, а потом засыпает в машине, пока его везут на пресс-конференцию. И, кажется, так до конца и не просыпается. Потому что в упор не помнит, как оказался в итоге дома и в своей постели. Хотя последнее — определенно хорошо.

— Добрый вечер, сэр. Вы проспали больше суток, но все показатели были в норме, так что я не стал никуда сообщать.

— Больше суток? — Тони медленно садится на кровати. И тут же заходится в приступе кашля. Сквозь пальцы сыплются лепестки.

— Вам звонила мисс Поттс. Двадцать три раза. Но не оставила ни одного сообщения. Мне набрать ее номер?

— Твою мать… — Тони поднимается с кровати и идет в сторону кухни. Он колеблется несколько секунд, но все же отдает Джарвису команду. — Набирай.

— Тони, какого черта?! Что ты нес на пресс-конференции?! — Пеппер отвечает тут же, будто сидела с телефоном в руках.

— А что я нес? — с сомнением посмотрев на явно не слишком чистую кружку, Тони мысленно плюет на все и подставляет ее под диспенсер кофемашины.

— Ты напился? Принял что-то? И почему ты игнорировал меня целые сутки?! Ты не представляешь, каких мне усилий стоило все замять! — Пеппер вдруг резко успокаивается и гораздо тише спрашивает. — Тони, неужели все настолько плохо?

— Плохо? Ты о чем? Все отлично, — Тони потирает лоб и задумчиво бубнит почти себе под нос. — Но в формуле я что-то напутал….

— В какой формуле? — не понимает Пеппер.

— Я надеюсь, ты сослалась на то, что я не здоров, — вместо ответа произносит Тони. — Потому что если так, то ты даже не покривила против истины. Последние сутки я спал, а пресс-конференции не помню, у меня был жар.

— Тони, что происходит? Про какую формулу ты говоришь, и почему у тебя был жар? Когда я уезжала, ты не выглядел больным.

— Пеппер, а что я говорил-то? Мне просто интересно, — Тони отпивает из чашки и морщится. Кофе слишком горячий, но это совсем не странно. — Надеюсь не про мир во всем мире?

— Нет, ты скабрезно шутил и через слово поминал Роджерса, — холодно сообщает Пеппер.

Первую реакцию Тони проглатывает, вторую — тоже.

— Так что я бы на твоем месте перед ним извинилась, — добавляет Пеппер. — И будь добр, в следующий раз не ставь на себе эксперименты накануне официальных мероприятий. Доброй ночи.

Тони кривит губы и спускается обратно в лабораторию. Думать о поручении Фьюри куда приятней, чем о том, как отреагирует на него Стив при следующей встрече.

***

— Какие люди, быть не может, — скалится Клинт, когда Тони заходит в кабинет для переговоров. Он явился последним, и теперь все внимание обращено к нему. — А я думал, что ты так и продолжишь прятаться у себя в лаборатории, спасаясь от праведного гнева нашего Капитана.

— За то, что такого низкого обо мне мнения — не буду ничего для тебя модернизировать, — со спокойной усмешкой отвечает Тони и садится за стол. На Стива он предпочитает не смотреть. — Надеюсь, повод стоящий?

— Несколько крупных террористических акций, все берет на себя одна и та же организация, — Наташа скрещивает на груди руки и откидывается на спинку стула. На экранах появляется вся рабочая информация. — Мы вычислили два убежища. С вероятностью в девяносто восемь процентов других нет. Но брать их надо одновременно.

— И все? То есть ради этого вы оторвали меня от работы? — морщит нос Тони. — На одну точку отравляем Беннера, вторую зачищаете втроем — ты, Кэп и Бартон. Дел на пять минут, судя по всему.

— А тебе все еще нездоровится, что ли? — выгибает бровь Клинт. — Или мелковато дело для тебя?

— О, спасибо, что спросил, я в полном порядке, — улыбается Тони, но тут же становится серьезным. — Почему все еще осталась вероятность в два процента? Неужто даже отработать все версии не можете без меня? Польщен, польщен.

Тони ждет какого-то комментария от Стива, но тот молчит и сосредоточенно смотрит на экран. Но не может быть, чтобы слова Тони на пресс-конференции его до такой степени выбесили. Хотя Тони посмотрел запись, стоит признать, он превзошел сам себя.

— Эти два процента отработают сегодня до конца дня, — Наташа тоже с сомнением косится на молчащего Стива, но продолжает как ни в чем не бывало. — Этим занимается Щ.И.Т. А нам нужно разработать план действий при уже имеющихся данных. Предположительно, следующая серия терактов запланирована на послезавтра, этого нельзя допустить.

Тони задумчиво постукивает пальцами по столу и внимательно изучает планы зданий. А еще то и дело косится на часы. У него сорок шесть минут. Максимум — сорок восемь.

За неделю он создал тридцать два варианта лекарства. Тридцать один забраковал. И только последний дает реальный результат при отсутствии побочных эффектов. Но, к сожалению, только на час. К тому же применять его более пяти раз в сутки явно не стоит. После шестой инъекции Тони едва не получил гипертонический криз, так сильно у него подскочило давление.

За пять минут до конца действия препарата, план готов. И Тони уже поднимается из-за стола, чтобы как можно быстрее оказаться у себя в лаборатории, как так и не сказавший ни слова Стив начинает кашлять. И не просто кашлять — он буквально захлебывается тяжелым лающим кашлем.

— Воу, — только и говорит Наташа. Она сидит ближе всех и в итоге именно на нее попадает большая часть лепестков.

— Знаешь, Роджерс, никогда не сомневался, что ты в душе нежная фиалка, — медленно и тихо тянет Тони, приподняв со стола темно-фиолетовый с яркими желтыми прожилками лепесток фиалки.

— Впечатляет, — Брюс внимательно смотрит на Стива. — Я про выдержку, если что. Хоть ты и супер солдат, но все равно впечатляет. Сколько ты не позволял себе кашлять? Часа полтора? Или два?

— Попрошу без комментариев, — поджимает губы Стив. Он поднимает руку и смущенно кашляет в кулак — еще несколько лепестков медленно планируют на пол.

— А мы это можем использовать, кстати! — воодушевленно заявляет Тони. — Вы только представьте: боевая операция, взрывы, грохот, кровь — и тут наш Кэп перестает сдерживаться и буквально заваливает врага лепесточками! Это же какая психологическая атака! Враг в панике бежит, мы его лениво добиваем. Идеально! Кто «за»?

— Старк, угомонись, — мрачно отзывается Стив.

— Но если без шуток, то в таком состоянии тебе нельзя участвовать в завтрашнем задании, — качает головой Брюс. — Если тебя не вовремя проберет кашель, могут быть проблемы.

— Я знаю, что делать, — Тони поднимается на ноги, и мельком бросает взгляд на часы — у него одна минута. — Пойдем, Кэп, протестируем на тебе одно лекарство, должно помочь.

— Лекарство? — заинтересованно смотрит на него Брюс. — Ты разработал что-то, что помогает купировать эту физиологическую реакцию?

— Разрешаю пойти с нами, увидишь сам, — почти сразу решает Тони. — И во избежание ненужной дискуссии. Кэп, или ты идешь сейчас со мной, или не участвуешь в завтрашнем задании.

Стив не спорит, но смотрит совсем недобро.

Оказавшись в лаборатории, Тони тут же идет к столу с ампулами и пробирками, он подготавливает два шприца и старается дышать медленно и неглубоко. В горле дерет, а легкие то и дело как будто сводит.

— Зачем два? Думаешь, мне мало одной дозы? — с сомнением смотрит на него Стив.

Брюс тут же отходит к экрану с наработками Тони и на них не обращает никакого внимания.

— Там видно будет, — бурчит Тони и подходит к Стиву. — Давай руку.

Он делает укол и тут же отходит обратно к столу. Легкие горят огнем. Стараясь не привлекать к себе внимания — он быстро вводит препарат и себе. Отпускает его разом.

— Ну, как дела? — он разворачивается и тут же кривится. Потому что Стив кашляет, а лепестков ничуть не меньше. — Вот черт.

— Похоже усиленная регенерация сводит весь эффект на нет, — констатирует Брюс.

— Препарат экспериментальный, действует всего около часа. Так что да, скорее всего его организм перерабатывает его мгновенно, — Тони возвращается к Стиву и набирает полную пробирку крови. — Мне пока не удалось увеличить продолжительность действия, не потеряв стабильности соединения.

— Насколько мне известно, это вообще первое средство, которое работает, — Брюс оборачивается. — Если не против, я хотел бы присоединиться к твоей работе. Чисто из научного интереса.

— Не вопрос, — кивает Тони. — Кстати, Брюс, раз уж пошла такая тема. А ты страдал этим после того, как появился Халк?

— Хочешь узнать, подвержен ли тому же другой парень? — Брюс усмехается. — Не проверял, ничего не могу сказать.

— Везучий ты человек, — смеется Тони. — Кэп, не расскажешь, кто разбил тебе сердце? Неужто есть кто-то, кто смог устоять перед тобой?

— Не твое дело, — Стив отворачивается. И тут же встает. — Я думаю, что пока я вам не нужен. Позовете, как потребуюсь.

— Ух, злой какой! — Тони усмехается и провожает Стива взглядом.

Но на деле ему очень хочется побиться головой об стену. Потому что, серьезно, как он так вляпался?

***

Соглашаясь на помощь Брюса, Тони не учитывает одного — у него точно никак не получится скрыть свой маленький секрет.

— Тони, а на ком ты тестировал препарат? — спрашивает Брюс, включив центрифугу. Как будто мысли читает.

— На себе, — Тони не отрывает взгляда от экрана с формулами и расчетами, — И я бы предпочел, чтобы ты оставил при себе шуточки про то, что Тони Старку тоже могут отказать.

— Даже не собирался. Тема вообще не смешная, — качает головой Брюс. — Я только надеюсь, что завтра ты применишь препарат непосредственно перед заданием. Хотя тоже была бы неплохая психологическая атака.

Тони только фыркает. Он никак не может сконцентрироваться на формуле, все пытается вспомнить, с кем в последнее время общается Стив.

— Джарвис, как дела с внесением последних изменений в Mark IX?

— Все готово, сэр.

Видя заинтересованный взгляд Брюса, Тони пожимает плечами и поясняет.

— Не хочу, если операция затянется, мусорить внутри собственного костюма, — и тут же воодушевленно сменяет тему. — Кажется, я придумал, что можно попробовать исправить в формуле!

***

Под утро у них готов тестовый образец, рассчитанный специально для Стива. Брюс уходит спать, а Тони наливает себе еще кофе.

— Ну, как дела? — раздается за спиной голос Стива, и Тони вздрагивает.

— Думал, ты спишь, — пожимает плечами Тони. — А так, есть кое-что для тестирования.

— Семь утра, Тони. Я уже с пробежки вернулся, — спокойно сообщает Стив и проходит внутрь лаборатории. — А тебе не мешало бы поспать.

— О, спасибо за заботу. Но как я могу спать, пока наш Капитан не может защищать мир в полную силу? — усмехается Тони. — Не дай Бог, газетчики пронюхают! Скандал раздуют, ух!

— Делай уже укол, — морщится Стив и протягивает руку. — И придержи язык. Твои шуточки рано или поздно меня допекут.

— Так и не созрел мне поведать о своей даме сердца? Говорят, если рассказать кому-то, становится легче. А судя по тому, как ты кашляешь и загаживаешь пространство вокруг себя, кроет тебя от души, — Тони делает укол и прикусывает губу, ожидая результат.

Стив на его вопрос не отвечает. А через минуту заходится в новом приступе кашля.

— Черт! — Тони швыряет шприц на стол.

— Не выражайся, — тихо говорит Стив, стряхивая с футболки зацепившиеся лепестки. — Значит, сегодня без меня. Я буду на связи отсюда. А теперь иди спать, у тебя еще есть несколько часов, чтобы хотя бы попробовать выспаться перед заданием.

Тони, не в пример своему обычному поведению, сразу же соглашается.

***

Когда все идет не по плану, Тони даже не удивляется. Во-первых, они добираются до места больше часа, еще час ждут отмашки от Стива. А потом Клинт почти сразу оказывается блокирован в другом конце здания, где-то в подвалах. Он вляпывается в ловушку как какой-нибудь школьник: наступает, куда не следует, и парочка взрывов загоняют его в тупик. И это осложняет дело: приходится зачищать территорию очень аккуратно, чтобы не вляпаться самому и не подорвать все здание к чертям собачьим. Будет неловко, если из-за того, что Тони торопится, Клинт в итоге погибнет.

Тони спешит, как может, но ему требуется еще час, чтобы расчистить дорогу. С учетом времени на возвращение — все не слишком радужно.

— Ты мой должник, — сообщает он, едва добирается до Клинта.

— Нас ждали, — Клинт выбирается из подвала вслед за Тони. И тут же снимает одного из террористов.

— Это я заметил, — соглашается Тони. — Вообще, все очень похоже на заранее подготовленную ловушку. Правда, не очень хорошую. Наташа, как там у вас?

— Халк почти сравнял все здание с землей. Всех обезвредили. Сейчас его успокою и возвращаемся.

— Ох ты ж, — выдыхает Клинт, когда они оказываются в огромном холле.

— Это я молодец, что не использовал ракеты, — присвистывает Тони. Все помещение занимают ящики с оружием и взрывчаткой.

— Что у вас? — тут же спрашивает Стив.

— Направьте сюда ребят из Щ.И.Т.а, тут есть, чем поживиться, — сообщает Тони. — Только чтобы никто не курил.

Последнего террориста они находят на крыше, он отчаянно отстреливается, но Клинт стреляет куда более метко. К этому моменту на исходе четвертый час.

— Джарвис, препарат, — на автомате сообщает Тони.

— Неужели, все? Вот вам и незатейливая прогулочка, — Клинт вытирает предплечьем лоб, еще сильнее размазывая пот и грязь.

***

Стив встречает Тони на входе, едва тот успевает выбраться из костюма.

— В следующий раз я буду с вами, — заявляет он.

— За Бартона так переволновался, что ли? — усмехается Тони. — Пока мы не приведем тебя в норму — даже не мечтай.

— Я в норме! — возражает Стив, но тут же с чувством момента задыхается в приступе кашля.

— Я вижу, — кивает Тони и идет в сторону лаборатории. Он планировал вернуться и пойти досыпать то, что не доспал ночью, но это может и подождать.

— Но я почти не кашлял, пока вас не было! — возмущается Стив и идет следом. — Я все время был на связи, ты сам слышал.

— Серьезно? — Тони резко останавливается и разворачивается на пятках. — То есть это Наташа?

— Что? — Стив едва не сшибает Тони с ног, не ожидая его маневра, и непонимающе на него смотрит сверху вниз. — Что Наташа?

— Да та, по кому ты так сохнешь, — фыркает Тони. — Не знаешь разве, чаще всего, когда причина страданий недалеко, симптомы усиливаются.

— Не говори ерунды, — кривит губы Стив. — Я ее даже не видел еще после возвращения.

— Но само знание, что она где-то рядом, — пожимает плечами Тони и продолжает путь в лабораторию. — Но тут да, тут ты без шансов. Ей больше по душе большие и зеленые.

— Не знаю, что ты хотел этим сказать, но лучше не продолжай тему, — хмуро отвечает Стив. — Через сколько я потребуюсь тебе в лаборатории?

— Прямо сейчас. Мне снова нужна твоя кровь, — Тони смотрит на часы. До окончания действия препарата у него пятнадцать минут, этого должно хватить.

Но после того как Тони выкачивает еще несколько пробирок крови, Стив не уходит. Он устраивается в уголке и оттуда наблюдает, ничего, впрочем, не комментируя.

— Ты решил, что в моей лаборатории слишком не романтично пахнет химией, и запах фиалок — это именно то, что необходимо? — усмехается Тони, после того, как Стив в очередной раз не сдерживает кашель.

— Очень смешно, — Стив трет лицо ладонями. — Тебе говорили, что ты невыносим?

— Не представляешь, сколько раз, — смеется Тони. — Ты не собираешься уходить?

— А я тебе мешаю? — Стив только удобнее садится на стуле.

— Меня сбивает твой кашель, — Тони отворачивается и прикусывает губу. Но чувствуя, как начинает першить в горле — тянется за ампулой и шприцом.

— А я таким образом тебя мотивирую, — фыркает Стив.

Тони поворачивается к нему спиной, и, видя в отражении на одном из выключенных экранов, что Стив смотрит совершенно в другую сторону, быстро вводит себе препарат, но ответить уже ничего не успевает. Он теряет сознание.

***

Когда Тони приходит в себя, он не торопится открывать глаза. У него слишком сильно болит голова, и яркий свет, который он чувствует сквозь закрытые веки, точно придется ему не по нраву. К тому же последнее, чего он сейчас хочет — это выслушивать нотации. А в том, что они будут, сомневаться не приходится.

— Сэр, позвать доктора Беннера? — спрашивает Джарвис.

— Нет, не надо, — вздыхает Тони и все же приоткрывает один глаз. Тони фокусируется, узнает человека на стуле около кровати и тут же закрывает глаз обратно. — Давай сделаем вид, что я все еще сплю.

— Ты безответственный идиот, — хмуро заявляет Стив. — Если так хочется покончить с собой, то найди способ поинтересней, а не устраивая себе передозировку.

— Спасибо, что волновался, — усмехается Тони и тут же морщится. В висках стучит.

Но самое неприятное, что он начинает кашлять.

— Тони… — гораздо мягче говорит Стив, дождавшись, когда Тони затихнет. — В том, что ты безответно влюблен, нет ничего постыдного. Не понимаю, почему ты не мог нам сказать. Тем более не понимаю, зачем так рисковал, скрывая это.

— Роджерс, просто заткнись, — Тони с трудом садится и с неприязнью стряхивает с себя лепестки.

— Ах, ну да, я совсем забыл про твой имидж крутого парня, — Стив скрещивает на груди руки. — Надеюсь, голова достаточно сильно болит? Потому что если нет, я могу это исправить. Запихнуть бы тебя в костюм, да объяснить про доверие в команде.

— Сказал человек, который больше часа не говорил ни слова, пытаясь сдержать кашель? — фыркает Тони.

— Это Пеппер Поттс? — тут же меняет тему Стив. — Она уехала, а ты сразу заперся в лаборатории. Может, стоит попытаться наладить отношения? Я понимаю, гордость, но…

— Это не Пеппер! — огрызается Тони. — Я не намерен продолжать тему. Тем более с тобой.

— Да, как скажешь! Но препарат на себе ты больше тестировать не будешь. На мне — сколько угодно, — не менее зло отрезает Стив. — Я позову Брюса, чтобы он вкатил тебе снотворное, тебе надо отдыхать.

Стив уходит, а Тони падает обратно на подушку. Он закрывает глаза ладонью и даже не пытается спорить, когда приходит Брюс. И, говоря прямо, собственное нежелание противиться пусть и своеобразной, но все же заботе Стива, у Тони уже в печенках.

***


Через два дня, когда Брюс таки выносит заключение, что Тони относительно в норме, тот спускается в подвал с единственным желанием выпустить пар на боксерской груше. И вообще не удивляется, обнаружив там Стива.

Тони приваливается плечом к колонне и наблюдает за чужой тренировкой. А когда Стив опускает руки, говорит:

— Ты работаешь медленнее обычного. Больше внимания уделяешь дыханию? — Тони оглядывает пол и кривит губы. — Но не то чтобы это особенно помогало, судя по всему.

— Что ты здесь делаешь? Тебе запрещены любые нагрузки еще минимум неделю, — Стив не оборачивается, начиная снимать бинты с ладоней.

— Ты так внимательно следишь за всеми моими назначениями? — Тони выгибает бровь.

— Более того, я намерен проследить, чтобы ты их не нарушал. Если потребуется, даже применив силу. Надеюсь, ты помнишь, что кофе тебе пока тоже запрещен?

— Лучше бы ты с таким же рвением свою снежную королеву добивался, — равнодушно бросает Тони. — Ты хоть попытался, а? Или чахнешь в ожидании неизвестно чего?

— А ты? — оборачивается Стив. Он смотрит спокойно и прямо, без вызова. Но почему-то под таким взглядом Тони становится не по себе.

Тони в итоге фыркает и отлепляется от колонны.

— Жду тебя в лаборатории. Но учти — без кофе у меня плохо мозги работают.

— Они у тебя в принципе плохо работают, — усмехается Стив. — Буду через двадцать минут. И не рискуй.

В его последней фразе очень четко звучит: если ты попытаешься выпить свой чертов кофе до того, как я приду, и постараешься сделать вид, что ничего не было, то даже не надейся, я все равно все узнаю, и тебе не понравится результат.

Тони и не рискует. Хотя бы потому, что не совсем идиот, и отлично знает, что даже от одной чашки ему гарантирована мигрень.

Он изучает наработки Брюса, данные, которые смог найти Джарвис, свои собственные выкладки. Тони неприятно это признавать, но он в тупике.

— Джарвис, — Тони крутится на стуле и смотрит в потолок, когда ему в голову вдруг приходит одна идея. — Что ты там говорил, когда я только вернулся к проекту Избавление?

— Сэр? Вы про то, что лучше бороться с причиной, а не с последствиями?

— Именно! Собери мне всю информацию о химических реакциях в мозгу во время влюбленности. Какие гормоны, в каком количестве, вся информация по реакциям со стороны эндокринной системы, все документально подтвержденные реакции на феромоны.

— Ты хочешь купировать у себя чувства? — раздается от двери. — Извини, что без стука, думал, ты меня ждешь.

— А чем плохая идея? — Тони отталкивается ногой, разворачиваясь лицом к Стиву. — Нет чувств, нет проблемы.

— Хочешь стать големом? — Стив проходит внутрь и садится на уже облюбованный стул в углу лаборатории.

— Зачем сразу так? — выгибает бровь Тони. — Не веришь, что я смогу разобраться, как воздействовать на одно единственное чувство?

— Не верю, — качает головой Стив. — Потому что не верю, что любовь — это только физиологическая реакция.

— А что тогда? — усмехается Тони. — Благословение Господне? Когда одна душа тянется к другой, так что ли?

— Не богохульствуй, — спокойно говорит Стив. — Но я отказываюсь участвовать в тестировании такого препарата.

— Тогда пойди и попытай уже счастья! — морщится Тони. — Между прочим, доказанный факт. После прямого отказа у большинства людей снижается выраженность симптомов.

Стив почему-то молчит. Скрещивает на груди руки, смотрит тяжело и мрачно. И молчит. Тони нервничает и елозит на стуле.

— Если ты попробуешь посоветовать мне то же самое… — начинает Тони.

— То ты скажешь, что это не мое дело? Или что ты уже пробовал? — наклоняет голову на бок Стив.

— Нет, скажу, что мне еще дороги мои зубы, — смеется Тони. Он сам не понимает, зачем все это говорит. И, по-хорошему, свернуть бы тему, вернуться к исследованиям. Это Стив не хочет отказываться от эмоций, у Тони совершенно иное отношение к проблеме. Но когда Тони хочет сказать что-то еще, он начинает кашлять.

— Хорошо, я воспользуюсь твоим советом, — кивает Стив и встает.

Тони снова отталкивается ногой, разворачиваясь обратно к экранам. Последнее, что он намерен делать, это желать Стиву удачи.

Но вместо того, чтобы уйти, Стив подходит к его стулу, разворачивает обратно к себе и наклоняется, упираясь ладонями в подлокотники. Тони только растерянно выдыхает, когда Стив наклоняется еще ниже и целует его. Просто прижимается своими губами к его, не пытаясь ни углубить поцелуй, ничего больше.

— Давай, выдавай свой прямой отказ. Можешь, даже по зубам мне дать, — шепчет Стив, едва отстранившись. — Только ради всего святого, давай это останется между нами. Я совершенно не хочу тебя убивать.

Тони шумно втягивает воздух носом. И поднимает руку, обхватывая Стива за шею и не давая ему выпрямиться.

— Остальным скажем, что я придумал лекарство… Но оно настолько страшное и секретное, что никому знать не положено, — шепчет он в губы Стива. — Правда, не знаю, как отделаться от Беннера, он так просто не отстанет.

— Брюса я возьму на себя, — Стив прикрывает глаза и наклоняется обратно.





1 / 2 / 3 / 4 / 5 / 6


URL записи

@темы: Грибы в кладовке